Собор Парижской Богоматери

Собор Парижской Богоматери

В средние века огромные соборы строились в каждом большом западноевропейском городке: в храмах не только лишь высылали богослужения и молились, да и скрывались от врага в военное время, также спасались от стихийных бедствий за их крепкими стенками.

В те времена читать умели далековато не все, ну и книжек было мало – ведь их писали от руки, потому средневековые соборы игрались роль «книги в камне», либо «каменной проповеди» — напоминая людям о том, как коротка и мимолётна земная жизнь, являющаяся только прелюдией к жизни нескончаемой.

В этом смысле Notre-Dame de Paris, Кафедральный Собор Парижской Богоматери, можно именовать одним из самых узнаваемых, если не самым известным в мире – хотя, естественно, собственной популярностью он почти во всем должен одноимённому произведению Виктора Гюго.

Ранее на месте собора Нотр-Дам находилась базилика Святого Этьена – 1-ая христианская церковь в Париже, а до неё там стоял храм Юпитеру, построенный во времена, когда галлы были покорены римлянами.

По документам, строительство собора было начато в Одна тыща 100 шестьдесят три году, при Людовике VII. Кто заложил 1-ый камень, непонятно – Папа Александр III либо епископ Морис де Сюлли, но в различные века в строительстве учавствовали многие известные зодчие, и потому храм соединяет внутри себя несколько строительных стилей.

Во Франции много готических храмов, но собор Нотр-Дам почти во всем отличается от их: он величавый и серьезный, но при всем этом гармонический и красивый. Как эталон средневековой архитектуры, собор уникален: строго говоря, его нельзя именовать вполне готическим — в нём есть и черты романского стиля, и он не так стремится ввысь, как другие готические храмы, но готика всё же преобладает.

Собор Парижской Богоматери

Сколько времени строился Нотр-Дам? Считается, что около Двести лет, но по сути выходит еще подольше, если принять во внимание бессчетные переделки, серьезные перестройки и реставрации.

Имена неких архитекторов дошли до нас: с середины XIII века собор строили Жан де Шель и Пьер де Монтрейль, а позже, до Одна тыща триста 30 года тут работали Пьер де Шель и Жан Рави.

Очень символичным было финансирование строительства: на храм жертвовали средства все – от короля и духовенства до самых бедных парижских людей, и даже путанам разрешили принять в этом роль, только потаенно, но их это полностью устроило.

Вид собора изменялся зависимо от событий и характеров: в XII веке церковь была «воинствующей», и храм напоминал крепость – его стенки были сильными и глухими, а окна – узенькими, схожими на амбразуры.

XIII век изменил вид многих соборов, в том числе и собора Парижской Богоматери – ведь церковь стала «торжествующей».

Середина XIV века – это время, когда собор стали считать законченным, но нам непонятно, каким конкретно он тогда был – за следующие столетия он перестраивался огромное количество раз.

В архитектуре собора много вертикальных линий и стрельчатых форм; ниши, прорезанные в стенках, сужаются наверх, а окна украшены ажурными колонками. Не считая того, архитектура пластична – собор как будто «струится», а аркбутаны – укрепления по краям, отдалённо напоминают опоры галлактического корабля – естественно, исходя из убеждений человека нашего времени, потому собор, при всей собственной величественности, кажется устремлённым ввысь.

Собор Парижской Богоматери

Главный фасад собора тоже отличает его от других готических храмов – на башнях нет островерхих шпилей, соответствующих для этого стиля, а порталы в нижней части смотрятся очень массивными: портал Ужасного Суда находится в центре, портал Девы Марии – слева, портал Святой Анны, Её мамы – справа.

Сверху над всеми 3-мя порталами проходит аркада, увенчанная скульптурами иудейских царей – их 28, а над ними – окна с витражами. Перед центральным окном – готической розой, поперечник которой составляет 10 м, стоят статуи Богоматери и 2-ух ангелов. В XVIII веке цветные стёкла были изменены одноцветными и прозрачными, но реставраторы XIX века вернули окно, и сейчас мы можем узреть его таким, каким оно было изготовлено мастера века XIII. В те времена в руках у ангелов были канделябры, в которые перед Страстной Пятницей вставлялись огромные свечки – всю ночь они горели, и центральный фасад был освещён.

Ещё выше проходит аркада галереи — тонкие колонны с узким каменным кружевом наверху поддерживают верхнюю площадку; венчают сооружение две мощные, увенчанные каменной резьбой башни.

На фасадах собора много скульптур, и в особенности отличаются порталы – они оформлены так, чтоб люди, смотря на Нотр-Дам, могли узреть всю историю христианства – от времён Адама до Ужасного Суда. Очень увлекательны статуи химер на верхних площадках – они тоже были восстановлены в XIX веке. Средневековые архитекторы сделали их стршными, умопомрачительными созданиями – они кажутся застывшими, но имеющими душу – темную и кровожадную. Числилось, что химеры воплощают самые жуткие грехи людей.

Хотя высочайшие башни-колокольни Нотр-Дама кажутся громоздкими – может быть, из-за плоского верха, — они в то же время воздушны. Длительное время конкретно отсюда парижане наблюдали за округами – приближавшихся противников можно было созидать издалека, и сказать об этом при помощи огромного колокола.

Собор Парижской Богоматери

Необычная краса собора Парижской Богоматери разъясняется необычным сочетанием горизонтальных и вертикальных пропорций. Если глядеть на фасад, то он кажется как будто разделённым на четыре яруса: понизу порталы, позже окна, галереи, и, в конце концов, башни. Ярусы вытянуты горизонтально, но весь фасад стремится ввысь, и это воспоминание усиливают стрельчатые формы.

Если гласить об архитектуре собора в целом, то это базилика – пятинефная, хотя на 1-ый взор она кажется трёхнефной. Высота башен собора – Шестьдесят девять м, а его длина – 100 30 м, и сразу в нём помещается Девять тыщ человек.

В первый раз попав вовнутрь собора Нотр-Дам, большая часть людей ощущают изумление, и восхищение работой средневековых архитекторов и строителей – так большущим кажется его место, а все элементы практически рвутся ввысь. Столбы, стрельчатые арки, вытянутые окна, каменные сплетения – всё стремится ввысь, и кажется, что они изготовлены не из твёрдого камня, а из какого-то неведомого материала, гибкого и пластичного.

Каким образом средневековые мастера смогли сделать такое волшебство, не имея никакой строительной техники и приспособлений, которые мы знаем сейчас? Можно сказать, что собор не имеет стенок как таких – заместо их идёт ряд столбов, меж которыми находятся стрельчатые окна – большие разноцветные витражи, играющие и переливающиеся в солнечную погоду всеми красками радуги. Одно только зрительное восприятие может действовать на состояние людей внезапно: даже неверующий человек чувствует религиозное благоговение, оказавшись посреди взлетающих арок, под неземным светом солнечных лучей, проходящих через витражные стёкла, в каких каким-то образом гармонически смешиваются умопомрачительно глубочайшие и насыщенные цвета.

Собор Парижской Богоматери

От средневековых витражей не достаточно что сохранилось, но всё, что было разрушено, кропотливо и с любовью восстановлено реставраторами, пристально изучавшими искусство средневековых мастеров. Очень пострадал собор во время Величавой французской революции – почти все было разрушено, и даже высочайший шпиль снесён – за то, что высился над всем остальным, и противоречил идеям равенства. Воистину, тупость революционеров была безгранична – с нашей точки зрения, но сейчас всё восстановлено, хотя некие архитекторы и зашли далее, чем было необходимо: они не только лишь восстанавливали элементы собора, да и старались внести что-то своё. Естественно, их полностью можно осознать – уж очень велико было искушение бросить своё имя в истории Нотр-Дама, добавив к его убранству хотя бы небольшую деталь.

В Соборе Парижской Богоматери несколько органов, и какой-то из них – наибольший во Франции. Когда эти органы звучат, то кажется, что звучит сам воздух под сводами собора, и музыка, дополняемая потоками света, проходящими через витражи, кажется цветной и ощутимой.

Можно длительно пробовать обрисовать парижский собор Нотр-Дам, но навряд ли это получится, тем паче после того, как это сделал Виктор Гюго. И хотя сейчас во Франции и в Европе много других именитых и красивых памятников, Notre-Dame de Paris остаётся непревзойдённым эмблемой христианской культуры, и воспринимается, как безупречное творение, сделанное людьми, но не без помощи высших сил. Собор Парижской Богоматери непременно необходимо узреть – только тогда можно осознать, что никакие описания не способен даже отчасти передать его величие и красоту.

Гатаулина Галина


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *